“Стає легко бути українцем” – Сергій “Боцман” Коротких

Сергій Коротких (“Боцман”) – один із творців полку “Азов”, чиї бійці більше місяця утримують Маріуполь в облозі російських військ. “Азов” – символ найвищої доблесті, честі та гідності. Сам Сергій Коротких – людина з дуже складною біографією, яка за останні вісім років повністю присвятила своє життя війні та боротьбі з авторитаризмом чекістсько-путінської росії, так само, як і його соратники по боротьбі з росії та білорусі, які разом з Україною стали єдиним фронтом, розуміючи, що від їхньої боротьби залежить свобода не лише України, а й свобода білорусі та росії. Але до звірств у Бучі навіть не розумів, наскільки смертельно небезпечний “рускій мір”. Очоливши в 2014 році розвідку з позивним “Боцманом”, Сергій сьогодні впевнений, що росія, з урахуванням звірств, тортур, збочених методів і форм війни, насамперед проти мирного населення, вже втратила місце в цивілізованій світовій спільноті та перекреслила своє право наслідування російської культури, російської історії, православної духовності, перетворившись на варварську імперію, жорстокість якої не мала прикладів чи аналогів історія.

Про це, а також ситуацію з гуманітарною допомогою в Україні та взаємодію добробатів із СБУ, Міноборони та Збройними силами України (ЗСУ) Серій Коротких розповів в інтерв’ю виданню “КиївВлада“, передає ChesnoNews.

Далі – мовою оригіналу:

: Какие в первые дни войны были самые горячие точки в Киевской области?

Сергей Коротких (“Боцман”): Если говорить не о зонах боевых действий, то самые горячие точки были там, где люди пытались записаться в ВСУ или тероборону и получить оружие. Плюс – большое количество стихийных блокпостов, возникших в первые дни на Киевщине.

Эти два фактора в первые дни привели к росту неорганизованности, а иногда и к трагическим последствиям – люди, получившие оружие, находясь в стрессе и не разобравшись, стреляли в нацгвардейцев, полицейских или даже гражданских. Вопросы с размещением блокпостов и выдачей оружия, с моей точки зрения, стоило решать раньше.

: Война для тебя началась в 2014 году – на Донбассе. Когда для тебя началась нынешняя часть войны – большой войны с россией?

Сергей Коротких (“Боцман”): Я был полностью собран – бронежилет, оружие, сумка со всем необходимым. Мы были ночью возле военного аэропорта в Василькове, когда его пытались захватить российские оккупанты (первая попытка захвата военного аэропорта в Василькове была ранним утром 24 февраля, – ред.)

: Как твои бойцы встретили начало большой войны?

Сергей Коротких (“Боцман”): Мы готовились к большой войне с апреля прошлого года. В 9 утра 24 февраля группа из 200 человек уже была мобилизована. Уникальность наших составов в том, что мы все пересекались по войне на протяжении восьми лет и у нас заранее был составлен план: где мы собираемся, когда и каким составом.

Исходя из реальной оценки и анализа расстановки сил и средств российской орды, которые были сконцентрированы возле границ Украины в начале 2022 года, и благодаря готовности соратников, которые имели опыт боевых действий на Донбассе с 2014 года, наши группы в Харькове и Ирпене, Николаеве и Чернигове, Мариуполе и Днепре одними из первых встречали элитные части эрефии на всех без исключения стратегически важных направлениях и с первых дней участвовали в боях.

Через четыре дня в Киеве и Киевской области нас насчитывалось уже более 600 человек, которые сейчас находятся в семи локациях по всей Украине.  Некоторые из них, сформировавшись в тяжелейших боях уже имеют свои имя, почерк и бренд, такие как: батальон “Реванш” Богдана Ходаковского; “Чистое небо” Сталкера; бригада “Старые перцы” – Игоря “Душмана” Княжанского. А те, кого называют BOATSMAN BOYS, задействованы в боевых действиях, которые развернуты на всех критических важных и опасных направлениях.

: “Старые перцы” – старики?

Сергей Коротких (“Боцман”): От 35 лет и старше. Есть и те, кому далеко за 50 лет. О них можно рассказывать очень долго. В 2015 году буквально за два месяца из таких стариков создали танковую роту “Азова”, которая до сих пор воюет. В ней были мужики по 65 лет, умиравшие в танках, но для них это была вторая молодость. Даже были люди, которые пришли воевать с неизлечимой онкологией – им вообще нечего было терять.

Сейчас “Старые перцы” и группа Валентина Манько находятся под Запорожьем. Они уже отбили три села у русни.

: Какая у вас сейчас ситуация с оружием?

Сергей Коротких (“Боцман”): Сейчас мы неплохо вооружены – за счет волонтерской помощи и вражеских трофеев. У нас есть, например, зенитно-ракетный комплекс “Стрела-10М”, отбитый у русских. Мы захватывали вражеские беспилотники с полной комплектацией, которые, с одной стороны, укомплектованы израильским и японским оборудованием и программным обеспечением, а, с другой стороны, эти трофеи стали объектом заинтересованности наших стратегических военных партнеров.

Немного проще тем, кто воюет в Харькове и Днепре – их ВСУ взяло в состав полноценных батальонов.

: Но линия фронта буквально две с небольшим недели назад проходила менее, чем в 20 км от Киева.

Сергей Коротких (“Боцман”): Тогда не было времени оформляться. А сейчас отправляют в военкомат. Наверное, как-то этот вопрос можно решить, если выйти на более высокие уровни в ВСУ – главнокомандующего Валерия Залужного или Генштаб. Но так сложилось, что у меня нет таких связей и знакомств. У нас в патронаже и подразделениях нет политически весомых фигур, потому пока что вот так. И тут уже пришлось выбирать – либо искать эти связи, либо заниматься организацией.

Часть моих людей забрал ГУР МО. [Начальник ГУР] Кирилл Буданов – из тех, с кем я сталкивался – настроен воевать эффективно. У нас неплохие отношения с СБУ, но снабжение по их линии невозможно.

: То есть с ГУР МО и СБУ у тебя сложились вполне рабочие отношения?

Сергей Коротких (“Боцман”): Да, и по совершенно понятным причинам. 24, 25, 26 февраля в Киеве из силовиков остались (те, кого я лично видел) Кирилл Буданов и [глава СБУ] Иван Баканов.

НАБУ, например, в полном составе уехало из Киева. “Титан” (спецподразделение охраны при МВД, – ред.) уехал во Львов, оставив в столице объекты без охраны. А Баканов и Буданов – остались.

И, конечно, огромное уважение Президенту Владимиру Зеленскому, поклонником которого я не был, но он проявил мужество и остался, став нашим общим знаменем. Считаю, что на данном этапе он отыграл свою роль на 101 процент.

Первые дни были самые плохие. И причиной того, что русские не взяли в Киев, в том числе, стало то, что Зеленский, Буданов и Баканов остались в столице. Это очень сильный личный пример. Потому Киев успешно обороняли при общем хаосе вокруг.

И огромный плюс Баканову и Буданову, что они сразу оказались открыты к работе с добровольческими объединениями.

: Сколько в Украине военных образований, которые находятся в таком же неопределенном статусе, как вы?

Сергей Коротких (“Боцман”): Не могу говорить за всех, только за “семейство “Азова” – организации, созданные на базе ветеранов “Азова”. Мы все сотрудничаем, обмениваемся информацией, помогаем друг другу. Например, у Андрея Билецкого 2300 человек только в Киеве. Костяки обороны Сум и Чернигова – азовцы. В Харькове и Днепре два батальона под руководством азовцев. Мариуполь – ярчайший пример.

Мы держались вместе и оказалось, что наша система подготовки и мотивация не имеет аналогов в мире. Семь с гаком лет мы были гонимы – нас называли нацистами, частной армией, не нравились наши бороды, что мы говорили о будущей войне и т.д. Но то, что “Азов” сейчас показывает в Мариуполе – ни одна армия в мире не способна дать такой результат.

Когда рассказывают о каких-то западных инструкторах, которые нас якобы готовили – это ерунда. По факту “Азов” создали я и два грузина-добровольца в 2014 году – Бахва Чикобава (погиб, защищая Мариуполь) и Георгий Купарашвили (получил тяжелое ранение при защите Мариуполя, находится на лечении в Виннице).

Бахва Чикобава

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *